"Социальное государство: понятие, признаки, функции, модели"

Автор: Голикова Серафима Ивановна
Должность: учитель истории и обществознания
Учебное заведение: МКОУ СШ № 56
Населённый пункт: г. Петров Вал
Наименование материала: статья
Тема: "Социальное государство: понятие, признаки, функции, модели"
Дата публикации: 01.06.2016







Вернуться назад       Перейти в раздел





Текстовая часть публикации


оциальное государство как теоретическая конструкция

в отечественной юридической науке
В настоящее время «социальное государство» присутствует в ряде принятых в последние десятилетия конституций и активно используется в политическом и юридической обиходе . Как уже отмечалось, именно со второй половины XX в. в концептуально- понятийный аппарат юриспруденции вошли и прочно в нем закрепились положения о современном государстве не только как о республиканском (монархическом), унитарном (федеративном), либеральном (авторитарном), правовом, светском и т.д., но и как о социальном. Несмотря на то, что термин «социальное государство» обязан своему становлению западной политико-правовой мысли, в современном отечественном государствоведении его анализу уделяется значительное внимание. Научное осмысление, проникновение в сущность феномена, отражаемого в данном термине, и выработка на этой основе практических положений и рекомендаций, непременно будут способствовать более быстрому и качественному формированию социального государства в Российской Федерации. Необходимо отметить, что с момента провозглашения России социальным государством (1993 г.) прошло уже более десяти лет, и сегодня есть возможность произвести промежуточные оценки его опыта реализации. К тому же следует учесть, что в современной юридической науке уже накопился значительный теоретический багаж осмысления социальной проблематики, в том числе по вопросам, составляющим объект настоящего исследования. В отечественной юриспруденции существует многообразие взглядов на проблему содержания социального государства, Этим, в частности, объясняется отсутствие единого определения данного феномена. Не выкристаллизовалась пока ни общеевропейская модель такого государства, ни общероссийская, хотя по мере углубления интеграции (особенно ее социального измерения) движение в этом направлении идет . В связи с этим представляется необходимым выделить относительно обособленные, но вместе с тем сходные по своей методологии и теоретическому содержанию подходы к исследованию феномена социального государства. Прежде всего, следует обратить внимание на то, что в советской юридической науке, представляющей собой колоссальное теоретическое и методологическое наследие, вопросы проблематики соотношения общества и государства по поводу социальных благ и их распределения рассматривались, прежде всего, посредством функционального подхода к анализу государства. Многие авторы (ЛИ. Каск, Н,В. Черноголовкин, В.В. Николаев и др.), исследуя вопросы функционирования государства, представляли социальную деятельность в качестве элемента содержания хозяйственно-организаторской функ-ции или функции регулирования меры труда и потребления . Н.В. Черноголовкин, раскрывая сущность хозяйственно-организаторской функции, отмечает, что последняя «.„призвана сыграть активную роль также в совершенствовании системы распределения, в постепенном перерастании социалистического принципа распределения по труду в коммунистический принцип распределения по потребностям».
Наряда с этим автор тверждает, что деятельность государства по регулированию распределительных отношений во всех случаях должна наделяться качеством его главной функции. При этом подчеркивалось, что при-оритетными направлениями государственной политики должны стать совершенствование форм распределения по труду и большее распространение общественных форм бесплатного распределения1. Аналогичной (по ряду принципиальных моментов) точки зрения придерживается М.И. Ьайтин. Считая, что распределение социальных благ составляет содержание функции регулирования меры труда и меры потребления, он вполне убедительно обосновывает самостоятельность данной функции государства2. Таким образом, позиции МИ. Байтина и Н.В. Черпоголовкина сближаются применительно к основному принципу реализации данной функции «от каждого по способности, каждому по труду». Содержание функции регулирования меры труда и меры потребления составляли различные виды государственной деятельности и участки государственно-правового воздействия, что придавало ей сложный и противоречивый характер, Если рассматривать се с точки зрения характера государственно-правового воздействия на общество, то она осуществлялась посредством организационно-правовой и контрольно-регулирующей деятельности органов государственной власти , Содержание данной функции и основные задачи, решаемые в проиессе ее реализации, заключались в следующем: 1) goBbinieHHe производительности труда и рентабельности производства, внедрения принципа материальной и моральной заинтересованности трудящихся в результатах своего груда; 2) осуществление принципа «кто не работает - тої не ест», широкомасштабная борьба с тунеядством; 3) деятельность государства в области укрепления государственной и трудовой дисциплины, организации и нормирования труда и отдыха трудящихся, охраны труда, заработной платы рабочих и служащих и оплаты труда колхозников (курсив наш, - ЕМ.); 4) оказание государством различного рода социальных и культурных услуг (курсив наш. -ЕМ.); 5) распределение фондов продовольственных и промышленных товаров, организация социалистической торговли и бытового обслуживания; 6) организация жилищного строительства, здравоохранения и социального обеспечения (курсив наш, E.IL) и т.п.1 Соотнося: рассматриваемую функцию государства с иными направлениями его деятельности в иерархическом аспекте, МИ. Байтин отмечает, что «принципом заботы о благе народа пронизано содержание всех основных функций соииалистического государства». По его мнению, «особенность функции регулирования меры труда и меры потребления заключается в том, что ее осуществление непосредственно связано с правовым обеспечением последовательного претворения з того принципа в жизнь»".
Анализ государственно-правовой практики советского периода дает основания утверждать, что примерно со второй половины 1950-х і г, (после XXII съезда КПСС) Советское государство начинает осуществлять качественно иную социальную политику по сравнению с предыдущим периодом, сопровождавшимся различными социальными потрясениями и полными драматизма событиями и процессами (революция 1917 г. и становление нового государства диктатуры пролетариата, Гражданская война 1918-1921 гг., политические репрессии 1930-х гг..
Правовые формы реализации социального государства в

России
Вполне очевидно, что проблематика формирования социального государства так же сложна и многоаспектна, как и сам данный феномен. Не менее очевидным является констатация того факта, что пока еще ни одной стране в мире не удалось воплотить идею социального государства и в той мере, в какой не реализуются принципы социального государства, оно лишается права претендовать на статус социального. Кроме того, конституционное положение о социальном характере Российского государства в обозримом будущем, по-видимому, сохранит в значительной степени статуе нормы-цели. В ее реализации важнейшая роль отводится правовым формам деятельности государства по созданию правовой основы социального государства в России. Поскольку основная нагрузка по реализации социального государства ложится на Форсированность развития обусловливала повышенную роль государства в насаждении новых структур посредством преобразований «сверху», что не исключало встречного роста нового «снизу». Но последняя тенденция в России либо не развивалась совсем, либо была выражена слабо. Неорганичность развития новых структур предполагала одержимых людей, ориентированных на аврал, штурм, прорыв, бросок и другие экстремальные средства в достижении своих целей. Она коррелировалась с социальной мечтательностью, исключительной ориентированностью россиян на запредельные идеалы, их наивной верой в чудо. Характерно, что одна из самых популярных телепередач у россиян сегодня так и называется «Поле чудес». Коммунизм, в котором «все общественные богатства польются полным потоком»
Н. Хрущев обещал построить за двадцать лет, предоставить каждой

семье по квартире к 2000 году обещал М. Горбачев, перестройку за пятьсот дней – Г.

Явлинский, по автомашине «Волге
» за ваучер -А. Чубайс и т.д. Неумение, а нередко и нежелание решать проблемы сегодняшнего дня, «суетливое беспокойство о вечном» (Г. Шпет), свойственные российскому социокультурному типу, ориентировали на скоропалительность решений и действий. Современный пример идеализации действительности, забегания вперед – Конституция Российской Федерации 1993 г., где в первой статье провозглашается, что Россия уже сегодня является правовым, а в седьмой статье – социальным государством. Выявить специфику становления социальной государственности в России позволяет такой критерий, как отношение государства к гражданам. На Западе полисная система общественного и государственного устройства, опиравшаяся на экономический и политический суверенитет общины свободных собственников и производителей, предполагала для каждого гражданина возможность, а часто и обязанность участвовать в решении государственных вопросов, способствовала формированию, а затем и доминированию в европейской буржуазной культуре таких черт, как уважение к достоинству личности, ее притязаниям и свободному выбору, высокий статус труда, признание значимости любого вида полезной деятельности, необходимости
профессионального совершенствования. В формировании таких черт немалая роль принадлежала и религии. Западная ветвь христианства решающим образом повлияла на формирование антропоцентрической культуры, в которой человек является мерой всех вещей, его свобода – основной ценностью, а активность, самодеятельность – основным принципом. Церковь на Западе была первым институтом, частично подготовившим граждан к освоению в дальнейшем демократических ценностей, приучающим их к конвенциональному участию в общественной жизни. Духовная свобода, относительная раскрепощенность личности даже в средневековье способствовали формированию ее активности и ответственности, нашли адекватное воплощение в политических правах и свободах. Политическая конкуренция между церковной и светской властью вместе с развитием юридических основ, самостоятельности индивида взращивали такие политические традиции, как законопослушание, признание высокой ценности государственности, право на существование оппозиции, действующей на основе и в рамках закона, властная рассредоточенность, идеологический, политический, мировоззренческий плюрализм, что формировало культуру эволюционизма. Права человека стали одним из главных ценностных ориентиров общественного развития Запада. Они оказали огромное влияние на характер государства, минимизировали его всевластие, способствовали утверждению демократических параметров взаимоотношений между властью и индивидами, освободив последних от чрезмерной опеки властных структур, В Европе государство выработало институты, процедуры, механизмы самоограничения, признания самоценности и самодостаточности человека. В результате оно рассматривает своих граждан свободными, самостоятельными субъектами общественных отношений. Отсюда смещение акцентов в назначении социальной помощи на Западе и в России. Социальное государство на Западе в первую очередь ориентировано на стимулирование инициативы, творчества, способностей нуждающихся, создание условий для самостоятельного удовлетворения ими своих потребностей. Основной упор делается на то, что причина бедственного положения человека кроется в нем самом, его характере, поведении, ориентациях. Помощь, благотворительность рассматриваются как временная мера, как стартовая площадка для самостоятельного жизнеобеспечения. Важно подчеркнуть, что помощь одному слою, в представлении западноевропейца, не должна ухудшать положение другого. Русская культура сформировалась на основе православия, базирующегося на вере в то, что совершенен только Бог, познать которого рациональным путем невозможно, а возможно только приближение к нему, его чувствование. В мирской жизни этому соответствовала непререкаемая верховная власть обожествленного правителя. На Руси церковь практически не противостояла государству как самостоятельная структура, олицетворяющая оппозицию. Союз церкви и государства укреплял централизованную власть, государственность, но одновременно православная церковь оказалась полностью зависимой от государства. Это сдерживало ее критический потенциал по отношению к власти, в конечном итоге препятствовало развитию духа активности, инициативности человека, его относительной самостоятельности по отношению к государству. На Руси издавна правили не законы, как на Западе, а люди. Русскими недооценивается процедура защиты прав, свобод посредством юридических, правовых норм. Святость признавалась высшей ценностью, а этические нормы ставились выше юридических. Свойственная россиянину ориентация на идеалы, сформированные на основе веры, обусловливала виденение жизни на основе внутреннего ощущения правильности-неправильности, справедливости-несправедливости. Обусловленная многими факторами низкая правовая культура акторов политической жизни, усиленная некоторыми особенностями русского менталитета, религии, при благоприятных обстоятельствах открывала реальную возможность для резкого колебания настроений и действий, анархических тенденций.
В России не сформировался культ активности, самодеятельности человека, актуализировались идеи не преобразования, а либо оправдания, либо коренной переделки не личного бытия, а всего мира. Общинный быт, отобразивший господство патриархально- аграрной экономики, блокировал «вживление» в социальную ткань предпринимательской психологии, препятствовал развитию в массовом масштабе черт, связанных с индивидуальным владением и распоряжением собственностью, личным предпринимательством, ответственностью, не ориентировал на примат материальных ценностей, идеалов потребления. Многие аналитики отмечали «стыдливое» отношение русских к богатству, восприятие его как греха. Конечно, ремесло, домовитость ценились в общине. Однако в общественном признании рациональная хозяйственная деятельность, в отличие от Запада, не обладала самоценностью. Социальной значимости, к которой всегда стремился человек, на легитимных основаниях в России можно было добиться либо через святость, страдания, жертвенность, геройство во имя «мира», либо за счет природных качеств (богатырская сила, ум, красота), либо «везения», удачи, но не через напряженный, квалифицированный труд, накопительство. Россиянин всегда уповал на помощь государства, которое рассматривало человека как подданного, действующего по прямому указанию и распоряжению властей. Индивид подчинялся государству как верховной силе, наделенной правом распоряжаться судьбами людей по своему усмотрению. Права человека, их объем и содержание не рассматривались как результат естественного развития, как объективно присущие человеку от рождения, а определялись государством, которое решает даровать их индивиду или нет. Сами права действуют в силу того и в том объеме, в каком они даруются государством. При таком подходе права невольно служили цели подчинения индивида государству, а не утверждения приоритета прав человека по отношению к нему. Ядром социальной политики становится не развитие творческой активности субъектов, партнерских отношений между ними и властными структурам, как на Западе, а расширение патерналистических функций государства, которое выступает в роли благодетеля по отношению к народу. Сводные данные сравнительного анализа западноевропейской и российской государственности по выбранным нами критериям представлены в нижеприведенной таблице. Итак, специфика генезиса российской социальной государственности состоит в неорганичности, прерывистости, разорванности гражданских и социальных компонентов единого, целостного процесса. Отсюда подталкивание социальных процессов, их подгонка под искусственно сконструированные модели (стирание граней между городом и деревней, классами, нациями, формирование социально-экономической и политической общности «советский народ»), забегание вперед в попытках утверждения социальной государственности без наличия соответствующих для нее экономических и других оснований. Становление социального государства в современной России сопряжено с большими трудностями. Реформирование экономики не привело к разделению собственности и власти, средний класс, гражданское общество находятся в процессе формирования, политические свободы не стали средством обеспечения экономической свободы. Стремительно и масштабно происходят процессы люмпенизации. Асоциальные слои продуцируют асоциальную мораль, тиражируют ее не только в своей среде, но и распространяют на общество в целом. Государство не выполняет в полной мере свои основные функции обеспечения безопасности граждан, их экономического благосостояния, прав и свобод. Сегодня оно не является надежным барьером на пути криминальных структур. Налицо регресс многих социально-гражданских ценностей, деформация многих социальных отношений. Констатацию тенденций, не приближающих, а удаляющих сегодня Россию от модели социально-правовой государственности, можно
было продолжать. Но гораздо продуктивнее обозначить направления, наметить пути и приоритеты, реализация и воплощение которых позволит со сдержанным оптимизмом смотреть в будущее. Современное российское государство – переходное. Становление социально-правового государства в России – процесс длительный и сложный. Его специфика в том, что он не будет, подобно западному, разделен на два этапа, правовой и социальный, а должен представлять единый, целостный, по возможности органичный процесс. Конституция РФ 1993 г. впервые в истории отечественного правового развития признала, что «основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения» (ч. 2 ст. 17). Вместе с тем государство берет на себя функцию не только защиты и обеспечения, но и их законодательного формулирования. Конституция РФ содержит законодательное закрепление широкого перечня прав и свобод, что идет в русле современной международной конституционной практики. Становление социально-правового государства связано с решением целого комплекса задач. Выделим приоритетные, на наш взгляд, направления. Необходима корректировка политического курса либерально-рыночных реформ в направлении создания более благоприятных условий жизнедеятельности широких социальных слоев, разработки и реализации долгосрочных программ в сфере образования, культуры, здравоохранения. Это даст возможность сформировать политику, идеологию, психологию общенационального согласия, сообщество граждан с соответствующими ценностными ориентациями. Блок регионально-отраслевой, профессиональной, хозяйственной бюрократии и национально ориентированных интеллектуалов может стать двигателем преобразований, интегратором широкомасштабного компромисса. Кооперативная организация общества при сохранении гибких и подвижных границ между корпорациями коррелируется с национальными традициями служения общественному идеалу, солидаризма. «Договорный корпоративизм», сохраняя базовую инфраструктуру экономики, может способствовать развитию цивилизованных рыночных отношений в потребительском секторе, вытеснению паразитирующих, криминогенных групп из хозяйственных и политических структур, оттеснению их на периферию общественно-политической жизни, что придаст процессу перехода к рынку постепенный характер, уменьшит социальную плату. Мощному государству в России всегда отводилась особая роль. Если на Западе государство выполняло функцию нейтрального арбитра, следящего за соблюдением правил политической игры, которую ведут политические партии, то в России его главная задача заключалась в охране и развитии общей для всех граждан социокультурной среды. На Западе государство служит индивиду, в России индивид служит государству. В устойчивых формах политического поведения россиян явно прослеживается их особая чувствительность к идеям социальной справедливости, защищенности, равенства. Поэтому двигателем и гарантом продолжения реформаторского курса с большей социальной ориентированностью является государство. Кейнсианские и неокейнсианские экономические модели, ориентированные на расширение внутреннего рынка и регулирующую, контролирующую роль государства как гаранта справедливости, наиболее предпочтительны для России. Российская политическая культура пока неадекватна новым требованиям гражданского общества, правового государства, что выражается в релаксивной осознанности гражданами политических интересов, способов их артикуляции и отстаивания, незрелости политических партий, открыто оппозиционном характере отношений между уровнями и органами власти, неинституционали-зированности важнейших демократических ценностей, готовности элиты и контрэлиты ужесточать требования, переходить к форсированным средствам достижения целей, насильственным аргументам обоснования позиций. В этой связи важное значение имеет формирование влиятельного политического центра, который уравновешивает крайности, обеспечивает устойчивость политической системы, общепризнанный и, следовательно, легитимный вариант развития. В российском
политическом спектре отсутствуют влиятельные социал-демократические партии. Политическое участие россиян характеризуется, с одной стороны, ломкой привычных каналов вовлеченности граждан в политический процесс, увеличением «заявок» на участие в политическом управлении, а с другой стороны, нежеланием менять привычные формы презентации своих интересов, недоверием к официальным источникам, институтам, индифферентностью к постоянному конструктивному участию в политической жизни. Тем не менее, компромиссная политика, предполагающая синтез идей, методов, темпов перемен, не только крайне необходима, но и реальна, хотя ее проведение потребует значительных усилий со стороны конструктивных сил общества. Цементирующей основой широкой коалиции сил, на наш взгляд, должны стать центристские силы. В отличие от политических сил, ратующих за возврат к прежней административно-командной системе, умеренные поддерживают идеи рыночной, плюралистической многоукладной экономики, правового государства, но с сохранением определенных элементов прежней системы с большей регулирующей ролью государства, следовательно, меньшими социальными издержками. Стабильность западных обществ покоится на консенсусе относительно основополагающих ценностей, целей, путей их достижения, что порождает диффузию различных субкультур, прагматический политический стиль, позволяет проводить альтернативные политические курсы, не подвергая эрозии государственно-правовые принципы, положенные в основу общественно-политической системы. В современной России большинство граждан утратили традиционные общинные навыки, почтение к старшим, альтруистическую трудовую этику, а утверждение новых общественных ценностей (напряженный труд, социальная самостоятельность, инициативность, законопослушание, личная ответственность) пока не произошло. Большинство людей сегодня может объединить стремление к порядку, миру, здравому смыслу, разумному компромиссу с принципами свободы и равенства, экономической эффективности и социальной справедливости. Утверждающиеся в политическом пространстве России представления о демократии как «правлении многих» не адекватны переходным системам, кризисным периодам развития, не эффективны в управлении большими социальными группами. Неустойчивость, дисбаланс интересов социальных групп, расширение поля социального напряжения, свойственные переходным системам, делают весьма проблематичным эффективность «правления многих», усиливают опасность охлократии, что чревато серьезными социальными коллизиями. Даже в стабильных, сбалансированных системах правление большинства оказывается лишь прикрытием правления профессиональной элиты. В переходных системах, при неразвитости гражданского общества элитарная демократия не только наиболее вероятный, но и наиболее предпочтительный вариант. Другое дело, что необходима эффективная система рекрутирования элиты, контроля за ней, обучение принципам и культуре социального партнерства. Подход к демократии как институционализации политического порядка, основанного на конкурентном формировании органов государственной власти посредством выборов из альтернатив, как развитой способности элиты адекватно реагировать на потребности граждан создает большой потенциал для продолжения реформаторского курса, утверждения социально- правовой государственности. Циркулирующую в обществе информацию нельзя оставлять без контроля. Политические власти должны дозировать, но не исключать поток дескриптивной, рекламно- развлекательной информации, стимулирующей завышенные притязания, ориентирующей на ценности западного потребительского общества и, как правило, не раскрывающей пути достижения высоких жизненных стандартов (высокотехнологичное производство, жесткая аскеза труда, традиции самоограничения, самодисциплины, экономии, законопослушания). Сказанное не означает, что такого рода информация должна
полностью блокироваться. Речь идет о том, что приоритет должен быть отдан прикладному информационному обмену с целью создания новых промышленных, социальных, политических технологий, ориентации на формирование взвешенных притязаний, отвечающих реалиям России. Таковы лишь некоторые общие направления утверждения в России социально-правовой государственности. Опубликовано 14.04.2014.
Становление социального государства в России
Социальное государство является очередной ступенью эволюционного развития государственности. Объективные причины его возникновения связаны с изменением роли человека на производстве, когда ведущее отношение "государство - личность" пришло на смену отношению "государство - общество". Повышение роли человеческого фактора в результате научно-технического прогресса привело к необходимости более широкого учета потребностей людей, признанию их социальных прав и принятию государством на себя ряда социальных функций. Анализ представлений о социальном государстве позволяет нам представить следующую периодизацию его развития: первый этап (с 70-х годов ХIХ в. до 30-х годов ХХ в.) - социалистический; второй этап (с 30-х годов ХХ в. до конца 40-х годов) - правового социального государства; третий этап (с конца 40-х годов по 60-е годы ХХ в.) - государство социальных услуг; четвертый этап (с конца 50-х годов до середины 80-х) - государство всеобщего благоденствия; пятый этап (с начала 80-х годов по середину 90-х) - деструкции и кризиса государства всеобщего благоденствия; шестой этап (с середины 90-х годов ХХ в. по настоящее время) - либеральное социальное государство. Исторически первый тип социального государства был связан с появлением у государства функций социального обеспечения, социальной защиты, государственного здравоохранения и образования на основе распространенности данных функций на всех, их правовой основы, наличия социального бюджета и специализированных социальных структур. Этот тип соотносится с первым ("социалистическим") и вторым ("правовым") этапами развития социального государства и может быть обозначен как первичное социальное государство. Это первая форма социального государства, в котором наличие правовых основ, социального бюджета и специализированных социальных структур порождает специфические функции, не свойственные иным государствам. Необходимо подчеркнуть, что не отдельно взятое свойство и вытекающие из него функции определяют водораздел между социальным и не являющимся социальным государствами, а совокупность первичных признаков социального государства. Нужно отметить, что в современном мире многие страны можно отнести к первичным социальным государствам. Это только подтверждает тезис о том, что социальное государство является продуктом эволюционного развития общества.
Условно данный тип социального государства в соответствии с определенным этапом можно обозначить как государство социальных услуг. Принятие государством на себя ответственности за уровень благосостояния всех граждан, стремление достичь равенства в высоком уровне жизни обусловливают появление у государства таких функций, как государственное регулирование и необходимое пополнение из бюджета страховых фондов, оказание социальной помощи при страховых случаях, защита от не страховых рисков, тотальное перераспределение доходов, стимулирование социальной ориентации экономики. Данный тип государства по праву можно назвать государством всеобщего благоденствия. Последний этап развития социального государства обозначен как этап либерального социального государства, и переход к этому этапу был обусловлен неэффективностью механизмов социального страхования и как следствие разрушением принципа солидарности, техническим прогрессом и противоречиями между рыночным и государственным регулированием экономики. В этих условиях многие государства отказались от тотального перераспределения доходов через систему обязательного страхования, переориентировали социальную политику на удовлетворение потребностей конкретных сегментов гражданского общества. Главной особенностью данного этапа является появление у социального государства функции проведения социальной политики, направленной на снятие антагонизма между социальными целями государства и требованием рынка, компенсацию асимметрии совокупности прав и обязанностей, достижение высоких экономических показателей за счет социальных факторов и достижение за счет эффективной экономики высокого уровня защиты от социальных рисков. Тип социального государства, формирующегося на данном уровне, содержит все указанные выше константные признаки такого государства и может быть обозначен как собственно социальное государство. Только в таком государстве совпадают социальные цели и механизмы их достижения, получают развитие основные принципы социального государства, реализуются его основные функции, снимаются вынужденные противоречия, существующие в прежних, переходных видах. Таким образом, говоря о социальном государстве, как родовом понятии, имеются в виду различные типы социального государства, представляющие фазы его развития: - первичное социальное государство; - государство социальных услуг; - государство социального благоденствия; - социальное государство. Россия (Советский Союз), являясь одной из ведущих стран мира, прошла тот же объективно предопределенный путь цивилизационного развития, что и другие страны, и результатом накопленного опыта стали осознание ценности человека для социального государства и неприятие идей социального дарвинизма середины XIX в. Раскрытие специфики и механизмов "российской модели социального государства" требует оценки механизмов реализации социальных функций государством в Советском Союзе, обобщения исторического социального опыта предыдущего столетия и учета
менталитета нашего общества в сопоставлении с международным опытом. Вопрос о природе и сущности социального государства в России не академический, а политический, ответ на который непосредственно определяет жизнь всего народа. Относительная закрытость, уникальность исторического пути и принципиальная ограниченность внешнего воздействия на социальную политику Советского Союза наряду с огромным эмпирическим материалом о жизни в Советском Союзе позволяют рассматривать Советский Союз как крупномасштабный полевой эксперимент, направленный на изучение природы и становления социального государства. Несмотря на общность цивилизационного пути с другими странами Россия имеет свой исторический опыт становления социальной деятельности, свою политическую историю и путь экономического развития, который определяет особенности современной социальной политики. При подготовке российской Конституции 1993 года перед ее разработчиками стояла сложная проблема определения общественного строя новой России. Конституция провозгласила страну демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления. В ст.7 Конституции РФ говорится, что “Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека”. Тем самым была заложена конституционная основа для прогрессивного развития государства в соответствии с передовой мировой практикой. Естественно, что ее реализация требует времени и больших усилий. Формирование социального государства в России находится на самом раннем этапе на всех уровнях: концептуальном, нормативном, практическом. Научная разработка его проблем фактически только начинается. Законодательная база - узка и явно несовершенна. В п.2 ст.7 Конституции Российской Федерации перечислены лишь некоторые из основных направлений деятельности государства в социальной сфере: охрана труда и здоровья людей; установление минимального размера оплаты труда; поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан; развитие системы социальных служб; установление государственных пенсий, пособий и иных гарантий социальной защиты. Более конкретно эти и другие обязанности государства и формы их исполнения раскрыты в статьях 37-43 Главы 2 “Права и свободы человека и гражданина”. В то же время в Конституции не нашли отражения многие существенно важные положения, без которых принцип социального государства может остаться лишь декларацией. В последние годы Государственной Думой Российской Федерации проделана определенная работа по созданию законодательной составляющей государственной системы социальной защиты населения. Используя опыт создания и функционирования социального государства в развитых странах Запада, опираясь на многовековой опыт государственного строительства России, учитывая исторические традиции и менталитет русского и других коренных народов России, а также геополитическое положение и природно-климатические условия нашей страны, принцип социального государства в его российской модели должен рассматриваться как методологический, как главный и определяющий принцип строения и всей системы деятельности государства. Экономический фундамент российского социального государства должна составлять высоко развитая, социально ориентированная смешанная экономика, обеспечивающая как
удовлетворение материальных и духовных потребностей населения, так и сохранение среды обитания и гармонию природы и общества. При таком подходе неизбежно встает вопрос о значительном, закрепленном в Конституции повышении роли и ответственности государства в экономической сфере. Государство обязано и за счет собственных ресурсов, и путем создания необходимых условий для частного отечественного и зарубежного капитала обеспечить дальнейшее развитие наукоемких и высокотехнологических производств, модернизацию промышленности и агропромышленного производства, фактическую замену крайне запущенной технически и морально устаревшей коммунальной, строительной и дорожно-транспортной инфраструктуры. В социальной сфере российского социального государства наряду с включением достижений мирового опыта в максимально возможной и целесообразной степени должны быть восстановлены реально обеспечивавшиеся в советское время социальные гарантии граждан. К числу необходимых характеристик социальной сферы российского социального государства следует отнести восстановление социальных гарантий на получение качественного бесплатного для граждан медицинского обслуживания по основным видам медицинской помощи и бесплатного образования всех его уровней. Образование в пределах государственных образовательных стандартов, в том числе первое высшее, а также послевузовское должно быть бесплатным. Исключительно важной заботой социального государства именно в России является весь комплекс демографических проблем. Нарастающая угроза вымирания коренного населения страны за счет сокращения продолжительности жизни и сокращения рождаемости ставит вопросы воспроизводства, миграции населения и защиты от внешней демографической экспансии в число наиболее приоритетных. Для воплощения принципа социальности в деятельность российского государства серьезные коррективы должны быть внесены и в его политическую сферу. Прежде всего необходима конституционная реформа, направленная на действительное утверждение равноправия ветвей власти за счет значительного повышения статуса и роли власти законодательной. Именно представительные органы власти по определению отражают весь спектр интересов различных слоев общества и позволяют осуществлять их гармонизацию. Наряду с этим необходимо продолжать совершенствование избирательного законодательства в целях обеспечения свободного волеизъявления граждан и избрания в органы власти представителей народа, а не олигархических и криминальных кругов. В рамках конституционной реформы принцип социального государства должен быть распространен и на вопросы, касающиеся формы государственного устройства, характера отношений между органами власти различных уровней, а также системы межнациональных отношений и статуса отдельных наций. В настоящее время, вопреки формально провозглашенному принципу равенства субъектов федерации (ст.5, ч.4 Конституции РФ), фактически эта норма не соблюдается. Продолжается заключение договоров федеративного центра с отдельными из них. При этом объем полномочий, передаваемых национальным республикам, значительно превосходит объем полномочий, предоставляемых, например, областям. В результате республики и проживающее в них население получают экономические и социальные преимущества. В национальных республиках практикуется предоставление различных преимуществ так называемым “титульным нациям”, составляющим в большинстве республик меньшинство населения, что фактически ведет к дискриминации граждан других национальностей. Все эти явления противоречат принципам социального государства, которые должны в равной степени
распространяться на всю территорию страны и на всех ее граждан, независимо от их национальности. В российском социальном государстве существенное значение и свои специфические черты будет иметь и духовная сфера. Во главу угла забот государства и общества должно быть поставлено формирование всесторонне и гармонично развитой личности каждого человека. Глубокие народные традиции гуманизма и нравственности, высочайшие достижения отечественной культуры делают эту цель вполне достижимой. Для этого должен быть открыт доступ гражданам и прежде всего молодежи к подлинным образцам мировой и отечественной культуры, искусства и литературы, прекращена фактически насильственная вестернизация духовной жизни. Конечно, Российскую Федерацию сегодня вряд ли можно в полной мере отнести к социальным государствам. Однако тенденция к этому прослеживается хотя бы в попытках конституционного закрепления многих из перечисленных признаков государства данного типа. Поэтому представляется правомерным назвать Россию страной, находящейся на переходной стадии к социальному государству. Россия нуждается в разработке функций социального государства и создании блока социальных программ, способных удовлетворить потребность населения в справедливости и обеспечить возможность зарабатывать по труду. Существующие политические разногласия, неконсолидированность демократии подчеркивают необходимость солидарности, а не взаимной ответственности, с одной стороны, человека, которому негде заработать на профессиональной основе, а с другой - государства. Можно назвать некоторые проблемы создания социального государства в России: Россия еще не обрела опоры в праве, в правах человека и социальное государство в России не может опереться на фундамент правового государства: создание социального государства у нас не является новым этапом развития правового государства (как это имело место на Западе); в России не создан "средний слой" собственников: подавляющему большинству населения страны ничего не досталось от стихийно приватизированной партийно-государственной собственности; отсутствует мощный экономический потенциал, позволяющий осуществлять меры по перераспределению доходов, не ущемляя существенно свободы и автономии собственников; не ликвидированы монополии в важнейших видах производства и сбыта, что приводит к отсутствию реальной конкуренции; отсутствует развитое, зрелое гражданское общество; снижен уровень нравственности в обществе, практически потеряны привычные духовные ориентиры справедливости и равенства. В общественном сознании утверждается (не без помощи "профессиональных" идеологов и политиков, а также СМИ) пагубное представление о несовместимости, с одной стороны, нравственности, а с другой - политики и экономики ("политика - дело грязное");
существующие политические партии России не имеют четких социальных программ и представлений о путях реформирования общества; в обществе отсутствуют четко обозначенные реальные цели, научно выверенные модели жизнеустройства; в процессе освобождения российского общества от тотального вмешательства государства по инерции снижена социальная роль государственности, то есть российское государство впало в другую крайность, оставив гражданина один на один со стихией рынка. И тем не менее, несмотря на перечисленные трудности, развитие социальной государственности - единственно возможный путь для свободного общества, которым хочет стать Россия.
Заключение
Социальное государство - это более высокая ступень государственности. Если исходить из термина, то его можно определить как государство, служащее интересам общества. На сегодняшний день Скандинавские страны более чем другие воплощают на практике модель государства, о котором и шла речь. Социальное государство возникает на основе целенаправленной политики властей той или иной страны. Предпосылкой социального государства можно считать становление постиндустриального общества посткапиталистического типа в единстве таких его подсистем, как социальная рыночная экономика, гражданское общество, правовой демократический режим и др. Данными предпосылками создаются условия для снятия отчуждения личности от власти и «обуздания» политических институтов гражданским обществом на основе развития договорного характера государства и его превращения в социально ответственный институт власти. Такое государство начинает осуществлять активную и адресную социальную политику в интересах всех категорий граждан на основе открытости и демократизма власти, социальной справедливости и гражданского мира, социального партнерства, согласия и солидаризма. Современное социальное государство - это институт, направленный на организацию нормальной жизни и развития всего общества в целом, защиту прав, свобод и законных интересов всех населяющих его граждан и народов, орудие решения споров и конфликтов как внутри государства, так и за его пределами. Необходимо отметить, что государство не утрачивает полностью своих карательно-репрессивных функций, но применяет их лишь в крайнем случае, в отношении узкого круга лиц, нарушающих права и свободы граждан, а также против государств-агрессоров и деспотических режимов, нарушающих права и свободы собственных народов. Современная стратегия модернизации России направлена на формирование информационно-технологического способа производства с социально ориентированной экономикой, современного гражданского общества, многочисленного среднего класса, демократической политической системы и правового государства. Знакомство с реальными процессами общественных преобразований в стране позволило обосновать тезис о тенденции движения к российской модели смешанного полиформического общества. Особенностью данного процесса является наличие унаследованной от советского социализма высокоразвитой индустриальной системы с элементами постиндустриализма для становления такого общества в экономике России и социальной сфере, а также опыт и традиции прежней социальной политики.
России предстоит пройти нелегкий путь превращения концептуальной модели, основанной на нормативах, в практическую модель социального государства. Для этого необходимо широко использовать опыт стран, добившихся значительных результатов на пути строительства правового демократического социального государства, основанного на социально-ориентированном рыночном хозяйстве. Едва ли правильно назвать нынешнюю Россию социальным государством - она пока еще только намерена стать таковой. Правильнее было бы назвать Россию страной, ставшей на путь строительства социального государства. Путь этот можно спрогнозировать по трем этапам. Учитывая специфику России, осуществляющей переход от социалистического через ранний капиталистический к социальному государству, первый этап - начальный - ориентировочно может проходить пять лет. На этом этапе должна быть создана научная концепция социального государства и с ее учетом обновления или вновь создана правовая основа на всех уровнях власти, управления, местного самоуправления системы социального партнерства и гражданского общества. За этот период должны быть подготовлены структуры и механизмы, выработаны основные направления социальной и экономической политики для функционирования социального государства с социальным рыночным хозяйством. Второй этап - переходный - может занимать до десяти лет. На этом этапе должны быть апробированы законы, подзаконные акты, эффективность работы органов власти, местного самоуправления, социального партнерства, после чего соответствующие коррективы вносятся во всю законодательную базу, в структуры органов руководства и в государственные образовательные стандарты. Третий этап включает период стабильного функционирования развития социального государства - после 10-15 лет становления социального государства. Выработка и реализация именно российской модели социального государства являются оптимальным вариантом общественного развития нашей страны в современных условиях. Сегодня осуществляется формирование такой модели объединенными усилиями специалистов самых разных общественных наук, в т.ч. и юридических, представителей политических партий, профсоюзных и других общественных организаций, всех ветвей государственной власти. Зарождение и становление российской модели социального государства находится в глубокой связи с содержанием реформ и всем ходом современной модернизации страны.