Роман Тони Моррисон "Возлюбленная". Особенности архетипики.

Автор: Бобырь Наталья Петровна
Должность: учитель русского языка и литературы
Учебное заведение: МКОУ СОШ № 9 п.Уралец
Населённый пункт: Нижний Тагил поселок Уралец
Наименование материала: статья
Тема: Роман Тони Моррисон "Возлюбленная". Особенности архетипики.
Дата публикации: 02.08.2016







Вернуться назад       Перейти в раздел





Текстовая часть публикации


Статья

Роман Тони Моррисон «Возлюбленная». Особенности архетипики.
Н.П.Бобырь Тони Моррисон считают ведущей современной американской писательницей. В данной статье мы рассматриваем ее роман «Возлюбленная» (1987) в контексте всего ее творчества. Рассказывая историю рабства, Т.Моррисон доносит до читателя идею о том, что рабство как состояние сознания разрушительно влияет на человеческую личность. Творчество писателя всегда вбирает в себя некую сумму надындивидуальных элементов, к которым можно отнести архетипическую память, мифомышление и бессознательное автора, находящие отражение в его работах.[2] Тони Моррисон (Клои Энтони Уоффорд – настоящее ее имя) родилась 18 февраля 1932 г. в городке Лорейн (штат Огайо). Училась в Гарвардском и Корнеллском университетах (1955-1964). Преподавала в университете штата Техас, в 1957 вернулась в университет Хауарда, где познакомилась с архитектором с Ямайки Г. Моррисоном и вышла за него замуж; у них родилось двое сыновей. В 1964 они развелись. Осенью 1964 получила должность помощника редактора в филиале книгоиздательской фирмы «Рэндом хаус» в г. Серакьюс (шт. Нью-Йорк), выпускающем учебную литературу. В 1967 стала старшим редактором и переехала в Нью-Йорк.[2] В романе Т. Моррисон «Возлюбленная» звучит тема афроамериканских истоков, в поисках которых Моррисон обращается на этот раз к середине XIX века — важнейшему этапу в духовной истории негров в Америке. Возвращаясь к теме рабства, писательница показывает его губительное воздействие на материнские чувства. Действие происходит в штате Огайо после окончания Гражданской войны. В основе сюжета — история негритянки, которая предпочла убить дочь, чем отдать ее в рабство.
Роман начинается с описания того, как призрак этого убитого ребенка терроризирует обитателей дома. Т. Моррисон так и не называет нам имени ребенка. В романе она – Возлюбленная. Ее именем становится надпись, высеченная на могильном камне (неполное от Dearly Beloved). Проблему, которую пытаются решить герои романа, можно сформулировать следующим образом: как избавиться от мучительных воспоминаний прошлого и при этом сохранить его как основу единства своей общины. Вновь пережив прошлое, Сэти (главная героиня романа). Ей удается получить прощение общины и простить себя. Возлюбленная (чудом воскресшая дочь Сэти) говорит, что вернулась, чтобы увидеть лицо Сэти. Таким образом, Возлюбленная, воплотившая в себе идею о прошлом, вернулась, чтобы Сэти посмотрела в лицо своему прошлому. Появление Возлюбленной дает возможность не только Сэти, но и другим членам общины встретиться со своим прошлым и признать его. В таком русле в Возлюбленной воплощаются страхи и мысли каждого персонажа, который ее видит. В наиболее общем смысле Возлюбленная становится олицетворением индивидуального и коллективного прошлого всех членов общины. Кроме того, в ее образе воплотилась идея о неразрывной связи прошлого – настоящего – будущего, а также идея коллективной памяти, которая влияет на настоящее членов общины, мешая объединению и развитию их идентичности. Это одна из сюжетных линий романа, которая переплелась с мистикой, волшебством, колдовством. Рассказ в последней главе идет от лица всезнающего повествователя. Он говорит о том, что все забыли о Возлюбленной как о кошмаре, так как помнить не оказалось мудрым. Они составили об этом рассказы, но потом вычеркнули девушку из собственной памяти. У тех, кто знал ее лично, жил с ней, говорил с ней, на это ушло больше времени, но и они забыли ее и вскоре не могли вспомнить ни единого ее слова. Кроме того, писательница вычленяет имя Возлюбленной в качестве завершающего слова произведения, а называть кого- то по имени означает помнить о нем.
Что касается тех людей, которые прошли через страшный опыт, подобный описанному в романе, то в этом случае ответ, передавать его дальше или оставлять позади, не может быть таким же однозначным. Эта неоднозначность отношения к прошлому отражается, как нам кажется, в самом имени Возлюбленная. Термин «архетип» был введен в научный обиход в начале ХХ века знаменитым швейцарским психологом и философом К.Г. Юнгом . Архетипы, по Юнгу, являются составляющими так называемого коллективно- го бессознательного. Также хотелось бы выделить некоторые из перечисленных в первой главе нашего диплома архетипов Юнга, они основные. Не вводя четкого определения архетипа, Юнг, тем не менее, выделяет наиболее важные архетипические мифологемы, связанные с процессом индивидуализации (то есть становления личностного самосознания, перехода от коллективного бессознательного к индивидуальному осмысленному существованию): «мать», «дитя», «тень», «анима» и «анимус» и др.[4] «Мать» у Моррисон – Сэти, ее забота и любовь, желание дать своей дочери все, что она у нее забрала на долгие годы, бессознательны, она – мать, и это объясняет многие ее действия. «Дитя» - Денвер, для нее жизнь – это ее мать, она ждет ее взгляда, ищет прикосновения, почти безмолвно понимает ее не на словесном, а на другом – духовном уровне. Ее Бог – это Сэти. Ее Вера – это Сэти, и именно поэтому она с легкостью занимает место Бэби после ее смерти на пути спасения Сэти. «Тень» - Бел – чудом воскресшая дочь Сэти, появившаяся, как оказывается, чтобы отомстить матери за свою смерть. «Анимус» и «Анима» - Сэти и Поль Ди. Они не были влюблены в друг друга, когда жили в Милом доме, но все, что происходило там, общие страдания, смерть близких, побег, изгнание, одиночество – привели их друг к другу. «Мудрый старик» - Штамп. Это мудрость, память, которая дает возможность людям не забывать, что они пережили, это пвмять афроамериканского народа. Штамп - это пожилой мужчина, который живет
уже давно в Цинциннати. «Мудрая старуха» - Бэби Сагз, одна из главных героинь романа. Ей присуща власть над природой на бессознательном уровне. Бэби свойственна мудрость. Она несет мощное действенное начало, мошную силу.[1] О сокральном пространстве, и центре, и враждебной периферии мы уже говорили в работе. Сакральным центром в романе является дом, вне которого все настроено враждебно по отношению к героям. В этом доме с самого начала войны скрывались беглые рабы, там их прятали, кормили, одевали, искали работу. Когда была жива Бэби, этот дом был своеобразным священным местом. Люди, желая пообщаться с Богом, попросить у него помощи, приходили к Бэби, которая, как связующее звено, стояла между ними и богом. После смерти Бэби дом стал единственным приютом для Сэти, местом, где она может спрятаться, скрыться от всего, что напоминает ей о первой дочери. Только в этом доме сейчас она может чувствовать себя спокойно и защищено. Также в романе можно найти архетип воды, как преграды на пути героини. Для того, чтобы попасть к своей дочери, чтобы оказаться на той земле, где нет рабства, Сэти надо перебраться через реку. Она пробирается лесами и полями, днем и ночью к этой реке. Забирается с трудом в лодку, у нее болят стертые ноги, уже несколько дней она ничего не ела, только что на берегу она родила Денвер. Эта река становится почти непреодолимым препятствием, но в лодке ее уже ждет Штамп, который поможет ей переплыть реку, добраться до своей первой дочери. Можно выделить архетип воды как некой первородной субстанции, из которой вышла Возлюбленная. «Когда я погрузилась в воду. То увидела, как ее лицо приближается ко мне, это было и мое лицо тоже. Я хотела с ней соединиться. Я пыталась это сделать, но она всплыла наверх, к солнечным зайчикам». Бел вышла из воды, желая найти женщину со своим лицом, свою мать. Архетип камня также можно выделить в романе. Камень, на котором Бэби Сагз пела молитвы-универсальный образ, ибо спустя 20 лет к этому
камню пришла Сэти искать помощи в обретении душевного спокойствия и истины. Когда она села на этот камень, почувствовала незримое присутствие Бэби на этой поляне, где-то рядом с ней. Сэти попросила помощи в том, чтобы разобраться в жизни, в своей вине, в появлении Бел в ее доме. Та ничего не сказала, но по теплому дуновению ветра Сэти поняла, что она всегда с ней, всегда будет рядом, что бы не произошло. Мы можем также выделить архетип зеркала, способного отразить истинную сущность. Его разбивает маленькое привидение в самом начале романа. Возможно, если бы зеркало осталось целым, то истинная сущность Бел отразилась бы в нем. Ведь недаром в конце романа женщины общины называют ее дьяволом. Таким образом, в работе присутствует большинство архетипов, выделенных Юнгом. Однако в романе, как мы определили, существуют авторские архетипы, являюшиеся порождением мифопоэтического сознания Т.Моррисон. Исходя из этих архетипов Т.Моррисон создает сюжетный миф матери и дитя, который является знаковым для осмысления такого исторического понятия, как рабство. При этом общечеловеческий смысл романа от этого только усиливается, ибо поэтический мир произведения писательницы гармоничен и убедителен. В заключение хотелось бы сказать, что прочитав несколько книг про то, как угнетали чернокожих в Америке, понимаешь, что все эти произведения были написаны белыми. Они были написаны теми, кто никогда не был рабом, но понимает, что рабство – это плохо. Поэтому те книги звучали очень интеллигентно и учили тому, что надо уметь преодолевать в себе предрассудки, учиться уважению прав человека, быть снисходительными к более слабым... «Возлюбленная» тоже про то, как угнетали чернокожих. Но она написана чернокожим. Книга про то, что нельзя забыть, предолеть и простить... Книга про неизлечимую обиду, которая впечатана в сердце каждого американского чернокожего, про генетическую памать, которую нельзя стереть
вот так, менее чем за 100 лет, простыми лозунгами о равенстве и братстве и притворной политкорректностью. Обида и порожденная ею агрессия автора настолько сильны, что делают книгу даже не столько художественным произведением, сколько документальным (по детальности описаний фактов насилия и несправедливости), несмотря на элементы фантасмагории и негритянского фольклора. Белые обязаны прочитать хотя бы одну такую книгу. Просто, чтобы знать, как они выглядят со стороны. Чтобы было стыдно. Просто, чтобы помнить. Наверное, поэтому «Возлюбленная» включена в составленный журналом «Тайм» список 100 лучших романов на английском языке, выпущенных с 1923 по 2005 годы, и удостоена Пулитцеровской премии.

Литература
1. Бахтин М.М. Литературно-критические статьи. - М.: Худ. Лит., 1986. 2. Марков В.А. Литература и миф: проблема архетипов//Тыняновский сборник – Рига, 1990. 3. Моррисон Т. «Любовь» // Иностранная литература, № 9. – 2005. 4. Юнг К.Г. Душа и миф. Шесть архетипов. - Киев-М.: Порт-Рояль, 1997.