"Духовно-нравственное воспитание как основа личности ребенка"

Автор: Фасенко Татьяна Викторовна
Должность: педагог дополнительного образования
Учебное заведение: МАДОУ №239 "Серебряный родничок"
Населённый пункт: г. Кемерово
Наименование материала: Статья
Тема: "Духовно-нравственное воспитание как основа личности ребенка"
Дата публикации: 17.12.2015







Вернуться назад       Перейти в раздел





Текстовая часть публикации


Духовно-нравственное воспитание

как основа становления личности ребенка

Анализ опыта православной педагогики на примере воспитательной деятельности

св. Иоанна Кронштадтского



Фасенко Татьяна Викторовна,

педагог дополнительного образования

МАДОУ №239

Детский сад комбинированного вида

«Серебряный родничок»
Педагог имеет дело с детьми. Дети по природе своей склонны к подражанию и восприимчивы ко всему, что их окружает. Они много заимствуют от людей, с которыми находятся в постоянном общении. Воспитание состоит не в одних наставлениях. Наставник обычно гораздо сильнее действует на ребенка безмолвным поучением своими делами, чем словами. Педагог имеет большое влияние на личность ребенка, но влияние это сложнее и тоньше, чем нам обычно представляется. Наши немощи и пороки повторяются в наших учениках – об этом нам надо знать и помнить. Влияние учителя хотя и не прямо, но тем не менее сильно может распространяться и на семьи учеников. Более всего учитель воспитывает не только методами и приемами, а самой своей личностью, и происходит это вполне бессознательно: и учитель, и ученик могут не осознавать, насколько глубоко черты учителя оставляют свой след в ребенке. И при этом влияние оказывает не то, к чему мы призываем, а то, что мы на самом деле есть: наши вкусы, привычки, оценки и многое другое. В деле воспитания невозможно никакое педагогическое притворство. Понятие
"
духовно-нравственное воспитание " давно и прочно укрепилось в педагогике и нашло свое место в официальных документах (программах, законах, приказах). Когда мы говорим о нравственности, принято различать три понятия "этику", "мораль" и "нравственность". "Этика", "мораль", "нравственность"
-
это абсолютно одно и то же слово, только выраженное сначала греческим, потом латинским, и под конец славянским корнем. В латинском слове для русского уха есть привкус "умственности". Мораль и должна быть посредницей между совестью и умом. Совесть - это проявление естественного нравственного закона. Человек может, услышав этот голос послушаться его, но может его и отвергнуть. Человек не подчинен голосу совести, безусловно, он свободен в выборе, и эта свобода нравственного выбора есть основа личностного бытия человека. "Совесть выступает, как врожденная способность видеть, оценивать и переживать события личной жизни в свете нравственных понятий и норм. Свобода открывает человеку различные возможности. Он может стремиться к святости и богоподобию, а может пасть в бездну греха. Смерть и жизнь, вот две дороги открытые человеку. Нравственность - путеводитель по дороге жизни. " Верными и неизменными ориентирами в выборе пути, - по словам архимандрита Платона, - являются нравственный закон, нравственное чувство и нравственное сознание" Нравственный рост личности определяют три главных условия: природные качества, воспитание и действие благодати. Нравственность, по мнению В.В. Медушевского есть важное проявление духовности. Содержанием нравственности является то высшее, что можно охарактеризовать словами истина, добро, красота. Он напоминает, что понятие "нравственность" произошло от "нравить", то есть любить. В основе нравственности лежит любовь, но не корыстная и эгоистическая, но любовь к
истине, добру, справедливости. Анализируя работы А.А. Ухтомского, В.П. Зинченко говорит, что духовность - это практическая деятельность, направленная, прежде всего на переделку самого себя, на создание духовного мира и собственного духовного организма. Для исполнения нравственного закона недостаточно одного нравственного самоопределения или желания человека
,
необходима сила, которая даруется человеку Божественной благодатью в таинствах Церковных, сила оживляющая дух и устремляющая человека к Богу. Практически во всех богословских работах мы встречаем объяснение понятия духовность как благодать Божию
,
как особую силу, оживляющую индивидуальный дух человека и к Богу устремляющую. Условием оживления духа является нравственное самоопределение и нравственное перерождение человека. Часто, говоря о целях воспитания, мы слышим малопонятные формулировки нужно стать «хорошим человеком», или чтобы быть «достойным гражданином», и прочее, прочее. Но что нужно сделать, чтобы отказаться от вредной привычки или исправить свою жизнь так, чтобы не оказаться в тюрьме и т.д.? Затрагивая эту тему, один из современных православных педагогов, иерей Евгений Шестун отмечает: «Веря в творческие силы, заложен ные в детской душе, в действенность внутренних факторов душевной жизни, современные педагоги озабочены тем, чтобы обеспечить ребенку здоровое, крепкое, творческое развитие в определенных его направлениях. Одни заняты тем, чтобы развить те дарования, какие присущи данному ребенку, укрепить и усилить те психические функции, кото рые дадут возможность личности наиболее полно и ярко выявить себя. Другие придают существенное значение развитию социальных сил в ребенке, накоплению социальных навыков, способности проникаться теми задачами, которы ми живет общество. Уделяется внимание и формированию «характера» - умению проводить в жизнь свои идеи, осуще ствлять свои замыслы, достигать поставленных целей, овладевать средой. В этом педагогическом реализме есть много ценного, но то, о чем заботится современное воспита ние, не затрагивает основной тайны в человеке, проходит мимо самого существенного в жизни. Физическое здоровье, культура ума и чувств, сильный характер, здоровые соци альные навыки не спасают от возможности глубоких, часто трагических конфликтов в душе человека» Как же педагогу, с одной стороны, помочь своему питомцу найти правильный смысл жизни, а с другой - определить цели и поставить задачи воспитательной деятельности, чтобы не быть бесплодными в своих трудах, ведь за ним стоит, а порой и не одна, живая доверчивая душа еще только начинающегося человека? Как же важно взять верный ориентир в воспитании, чтобы не случилось то, от чего нас предостерегает Евангелие: «Когда слепой слепого поведет – оба в яму упадут» (Мф. 15.14). Оказывается отгадка заключена уже в самом слове «воспитание». Вспомним, что это слово заключает в себе смысл питания. Питание необходимо и для тела, и для души. Но питание - это забота о теле ребенка, а ВОС-питание - это забота о его душе. Семья, не имеющая христианской веры, обращает главное внимание на питание младенца; тогда он и вырастает «чадом тела», бездуховным, рабом греха, потому что «живущие по плоти Богу угодить не могут» (Рим. 8.8). И никакие философские суррогаты не дадут тех воспитательных результатов, которые даёт христианская вера. Искаженность человеческой жизни проявляется в том, что нарушение иерархичности строения человека (дух, душа и тело), подчине ние его духовного начала психофизической сфере затемняет в человеке образ Божий и не дает возможности явить его миру. Поэтому православная педагогика утверждает: «Самое первое, самое главное, что необходимо понять и принять каждому воспитателю, это - основное положение христианской педагогики: истинная нравственность невозможна без религиозной основы. Больше того, истинная нравственность невозможна без помощи Церкви. Без помощи св. Таинств церковных невозможно дать прочное истинное нравственное воспитание ребенку… Нет ничего более
губительного для начала религиозно - нравственного воспитания, как очень распространенное мнение - предрассудок, будто новорожденный младенец нуждается только в уходе за его телом» [2]. Уже в самом первом Таинстве перед крещением в Церкви ставится высокая цель – стать новым человеком, живущим не по грубым потребностям тела, но по высоким стремлениям его духа [3, с. 38]. Христианская педагогика, ставя задачу приблизить человека к Богу, пользуется при этом всем, что есть лучшего, как в науке, так и в искусстве, как в природе, так и в жизни общества. Тем самым старается вызвать в телесно-духовном организме питомца полное пробуждение всех сил и способностей так, чтобы мышление его направлялось к истине, воля - к свободе и благу, чувство - к любви при постоянном участии разума [7]. В своем стремлении развить и укрепить находящиеся в душе ребенка силы, освободить душу от страстей, раскрыть образ Божий в растущем человеке христианство не уходит от мира, но возвышается над миром. Жажда вечной жизни и порыв к преображению обычной жизни, порождаемые христианством, ставят перед педагогикой нелегкую задачу - воспитать ребенка в христианском духе для земной жизни и в то же время не остановить движения к вечной жизни. Подтверждение же истинности позиций православной педагогики мы находим в положительных результатах воспитательной деятельности замечательного педагога II–ой пол. XIX – нач. XX вв. святого праведного Иоанна Кронштадтского, изучению которой и посвящается наша работа. Почитание святого праведного Иоанна Кронштадтского, воссиявшего на небосклоне Русской Православной Церкви в конце XIX - начале XX веков, связано с благоговейным пламенным совершением Божественной литургии и молитвенным горением, с необыкновенной ясностью, простотой и пламенностью рассказов о собственных молитвенных переживаниях, с его исключительным пастырским служением, сочетавшимся с педагогической деятельностью. Отец Иоанн, окончив академию и став священником при Кронштадтском кафедральном соборе в честь святого апостола Андрея Первозванного, обратился к педагогической деятельности и посвятил ей 32 года своей жизни, обучая детей закону Божию и литургике [1]. Учительство было нераздельной частью пастырского служения отца Иоанна. Он отдавался педагогической работе так же всецело, как всему тому, что делал, в чем и была одна из причин успеха стольких его начинаний. Согласно своему призванию, он не мог не быть педагогом, как не мог не быть пастырем. Творения отца Иоанна Кронштадтского и воспоминания о нем убеждают нас, что не только педагогические взгляды батюшки, но и самая педагогическая деятельность тесно связаны с его общим религиозным миросозерцанием. В произведениях отца Иоанна и в воспоминаниях о нем не содержится высказываний о конкретных методах его работы в учебных заведениях. Тем не менее, имеющихся сведений достаточно, чтобы в общих чертах представить отца Иоанна как педагога, понять духовную основу этой стороны его деятельности, которую наиболее подробно изучил епископ Александр (Семенов Тян-Шанский) [там же]. Основное произведение отца Иоанна — «Моя жизнь во Христе»,

есть подлинное духовное сокровище, и может быть поставлено наравне с творениями древних великих отцов церкви и подвижников христианского благочестия. Это необыкновенный дневник, в котором открывается поучительное для каждого читателя отражение духовной жизни автора, показывается нам путь духовного самосовершенствования и возможные ошибки на этом пути. Вместе с прочими дневниками пастыря, это сочинение носит не только нравоучительный, но и педагогический характер. Одновременно с изложением собственного опыта духовной жизни, он высказывает свои взгляды относительно того, как построить христианское воспитание молодого поколения.
Отец Иоанн не раз обличал современное ему просвещение в том, что оно не выполняет своего предназначения, не приближает к Христу, а, наоборот, удаляет от Него, а потому оно теряет свой смысл, оно ложно: «Плоть цветет, а душа вянет; плоть пространна, а душа в тесноте; плоть пресыщена, а душа голодает; плоть разукрашена, а душа безобразна; плоть благоухает, а душа смердит; плоть разливается в смехе, а душа кругом к беде; плоть во свете, а душа во мраке, в адском мраке. Современное ложное просвещение удаляет от истинного Света, просвещающаго всякого человека грядущаго в мир (Иоан. 1, 9), а не приближает к Нему. А без Христа суетно все образование» [4, с. 379]. Главное в образовании, согласно отцу Иоанну, — нравственное христианское воспитание. «Нужно образовать не только ученых людей и полезных членов общества, но — что важнее — добрых, богобоязненных христиан». Потому что, как поясняет отец Иоанн, «можно и весьма много знать, как говорится, проглотить науку, быть весьма
ученым человеком и в то же время, увы, быть негодным человеком и вредным членом

общества».
(курсив мой) А «истинно полезные христианскому обществу члены могут быть только воспитанные в христианских правилах, обычаях — христиане или добрые сыны Православной Церкви» [5]. Но, по Иоанну Кронштадтскому, воспитание должно быть не просто христианским, но и церковным, то есть не только христоцентричным, но и экклезиоцентричным. Он считал, что Церковь Божия есть лучшая и вернейшая воспитательница человека для Царства Божия. «Наилучшее педагогическое воспитание доставляет именно Церковь своим чудным, небесным, проникающим до костей и мозгов богослужением» [1]. «Церковь храмом и богослужением действует на всего человека, воспитывает его всецело: действует на его зрение, слух, обоняние, осязание, вкус, на воображение, на чувства, на ум и волю благолепием икон и всего храма, звоном, пением певцов, кадильным фимиамом, лобзанием Евангелия, креста и святых икон, просфорами, пением и сладкозвучным чтением Писаний»[4, с. 556]. Отец Иоанн, постоянно проповедуя о простоте Бога, учил одновременно, что и человек, сотворенный по образу Божию, должен быть целостным и простым. По словам отца Иоанна, Бог «как простое существо не состоит из ряда мыслей, или из множества слов, но Он Весь в одной мысли. Весь в каждом слове. Весь... как святой огонь, - проникает каждое слово». «Душа человеческая по природе проста, - говорил отец Иоанн, - все хитросплетенное отталкивает от себя». Отсюда вытекают существенные принципы, лежавшие в основании педагогической деятельности отца Иоанна Кронштадтского. Он считал, что преподавание должно быть простым: «Позаботимся о возможной простоте преподавания, - говорит он, - не сором ли оказалось все, что было преподано искусственно, безжизненно? Область знаний безгранична... достаточно выбрать самое необходимое и привести это в стройную систему» [1]. Другой вывод из этого учения о простоте Бога и человеческого духа заключается в том, что образование должно быть не только простым, но и не отделимым от воспитания и в известном смысле воспитание должно преобладать, так как простота или целостность человека обусловлена не жизнью ума, а сердца. «У христиан и науки и литература стали все почти только земные, - Евангелие и Закон Божий пренебрегают, жития святых осмеивают; вообще у всех какая-то лихорадочная, земная деятельность - о угождении Богу и о спасении души никто почти не думает. Жалкое состояние!», - сокрушается отец Иоанн [4, с. 572]. Неслучайно во всех учебных заведениях того времени первым по значимости предметом считался Закон Божий. Нельзя быть истинно православным христианином, не будучи воцерковленным человеком. Поэтому важно, чтобы изучение Закона Божия в классе оживлялось практическим участием детей в богослужении. По убеждению св. прав. Иоанна Кронштадтского, Закон Божий всегда должен поставляться на первом плане; это
не просто первый среди прочих школьных «предметов», но - важнейший, жизненно важный. Он писал: «Во главе наук стоит Закон Божий; дети, по силе своей, при учебных занятиях исполняют христианские обязанности... - наибольшая часть времени, конечно, отдается земной учености, также необходимой. Дай Бог, чтобы из всех знаний, из всех наук образовалось в душах детей то стройное согласие, та твердая, христианская система познаний, правил и навыков, которая составляет истинное, христианское образование, при котором наши питомцы всегда будут и Богу во славу и Церкви на утверждение и украшение, и обществу на пользу. Но если наши питомцы, подавляемые множеством уроков собственно светской науки, будут урывать для приготовления их часы от службы Божией или в Храме будут озабочены своими уроками, так что Божественная служба не будет доставлять пищи их уму и сердцу, если они будут скучать в Церкви, тогда дело педагогики потерпит весьма сильный урон» [6]. Постоянно отстаивая права Закона Божия и религиозного воспитания, отец Иоанн не отрицал важности и других знаний, однако указывал на их вспомогательное значение. Так он многократно говорил, что, по слову Господа нужно всем христианам искать «прежде Царствия Божия и правды Его», научаться христианским добродетелям; а мирские науки должны быть лишь приложением к этому главному предмету звания, - религиозному воспитанию, тогда они будут полезны и благоплодны [4, с. 704]. В образовании основная задача преподавателя, как заявлял ее отец Иоанн, — «воспитывать души», которые отец Иоанн Кронштадтский сравнивал с прекрасными цветами. Но возделывать этот прекрасный сад Божий нужно особым образом. Для этого, прежде всего - развивать скрытые способности сердца, не давать только лишь внешние знания и не загружать ими рассудок, но закладывать прочный фундамент христианской жизни в душе ребенка. При образовании чрезвычайно вредно развивать только рассудок и ум, оставляя без внимания сердце, - на сердце больше всего нужно обращать внимание; сердце - жизнь, но жизнь, испорченная грехом; нужно очистить этот источник жизни, нужно зажечь в нем чистый пламень жизни, так, чтобы он горел и не угасал и давал направление всем мыслям, желаниям и стремлениям человека, всей его жизни. Общество растленно именно от недостатка воспитания христианского. Воспитание, согласно убеждению отца Иоанна, есть преимущественно воспитание сердца. Необходимо стремиться успевать во внутренней сердечной науке - в науке любви, веры, молитвы, кротости, смирения, ласковости, послушания, чистоты, целомудрия, милосердия, сострадательности, самоотвержения, в науке очищения сердца от всяких нечистых, лукавых и злых мыслей. Стоит ли говорить, что такое воспитание сердца может быть только христианским, так как оно полностью совпадает с учением Самого Христа. Христианское воспитание сердца есть, в конце концов, научение любви. Отец Иоанн намечает уже самый принцип христианского воспитания сердца, а именно: раскрытие его сокровенной глубины для принятия в себя Христа и Его слова. В этой речи сказано: «Учительные голоса извне суть только вспомоществования и увещания... Один только есть Учитель, Который собственно научает - Христос. Его Слово внутри нас научает; где нет Его слова внутри нас... там слова вне звенящие - шум пустой» [7]. Таким образом, христианское воспитание, или образование сердца, ставится отцом Иоанном выше, главнее образования умственного. Истинная любовь воспитателя к воспитанникам порождает в последних ответную любовь. Любовь же служит к воспитанию смиренномудренного послушания, ибо любящий же ребенок будет бояться огорчить любимого родителя или педагога непослушанием. По воспоминаниям современников, отец Иоанн не наказывал учеников, «не ставил двоек, на экзаменах не резал» [там же, с. 73]. Однако, в этом и не было нужды, ибо «не знавших урока не было», «во время уроков... были всегда тишина и внимание», ученики были полны «послушания, восторженной детской любви и боязни чем-либо огорчить дорогого батюшку» [там же, с. 69].
Наукой наук Иоанн Кронштадтский считал победу над грехом, в нас живущим. Поэтому отец Иоанн считал христианское воспитание невозможным без молитвы и богослужения, которые должны стать его основой даже в ущерб другим наукам. Настойчиво проводит отец Иоанн мысль, что богослужение может и должно быть лучшим воспитательным средством для образования христианской души. Рассказы об его уроках дают основание думать, что он и в классе старался как можно доходчивее объяснять богослужение, дабы потом дети не скучали в церкви. Касается он этого вопроса и в дневнике: «Не от того ли холодность к богослужению происходит, что одни не понимают его, а другие, хотя и учили науку о богослужении, но его преподавали им сухо, без примеров, - одному рассудку, тогда как богослужение, будучи высоким созерцанием ума, есть вместе, и по преимуществу, мир, сладость и блаженство для сердца» [4, с. 392]. Богослужение он называл сладостью и блаженством для сердца и советовал никогда не преподавать его сухо, так как оно должно найти отклик в детских сердцах. Ученики отца Иоанна вспоминают необычайно радостный духовный трепет, который охватывал всех от его благоговейных и восторженных слов: «В храме вы - пред Лицом Божества!» На своих уроках по литургике он в первую очередь старался воспитать любовь к Церкви и к Божественной Литургии, а о молитве говорил так: «Молитва - вода живая, душа ею утоляет жажду свою!» Причащение детей святой Иоанн считал краеугольным камнем христианской педагогики [8, с. 69]. Среди всех наук, наиболее дети должны преуспевать в «науке любви, веры, молитвы, кротости, смирения, ласковости, послушания, чистоты, … в науке очищения сердца от всяких нечистых, лукавых и злых мыслей…» [5]. Одним словом, все душевные усилия учеников должны направляться к одной цели - христианскому совершенствованию. Необходим, безусловно, личностно-уважительный подход к детям. Прекрасно умел осуществлять этот принцип на практике св. прав. Иоанн Кронштадский: он чувствовал настрой всякой детской души, видел малые и большие печали своих воспитанников и мог утешить каждого. В то же время он умел быть суровым, если кто-то из учеников восставал против Истины, но по слову Господа гневался, не согрешая, в самом гневе проявляя бережность к детской душе. Любя детей, отец Иоанн не закрывал глаза на греховную поврежденность их природы и призывал родителей и воспитателей искоренять из детских сердец греховные плевелы. «Семена всех грехов есть и в детях, - говорил он. - Остерегайте детей своих со всею заботливостью от капризов пред вами» [4, с. 202], ибо «каприз - зародыш сердечной порчи, ржа сердца, моль любви, семя злобы, мерзость Господу» [там же; с. 90-91]. О необходимости требовательности педагога к себе писал Иоанн Кронштадский. Дело воспитателя многотрудно: учителю важно понимать свою ответственность за воспитание детей «пред Богом, пред обществом и пред Ангелами этих детей, всегда видящих лице Отца Небесного (Мф. 18, 10)»; не надеяться на свои силы и чаще испрашивать на свое дело благословение и помощь свыше от Бога. Отец Иоанн говорил, что для успешности воспитания нужно наличие условия: чтобы воспитатель-педагог сам был на высоте положения. О том, какова должна быть личность педагога, отец Иоанн учил не столько словом, сколько делом, вернее, своим примером, но есть у него и очень простые слова на эту тему, в которых выражено главное свойство педагога: «Духа не угашайте», - пишет он, цитируя св. апостола Павла (1Сол. 5, 19). - Помни это всякий христианин, особенно священник и наставник детей. Особенно нам нужно всегда гореть духом при нашем высоком служении Богу и человечеству. Как мы много сделали бы для Бога, для людей и для себя, если бы с верою и любовью, с усердием, с горячностью и энергиею занимались своим делом, и как мало, сухо, бесплодно будет наше делание, когда мы станем заниматься вяло, лениво, с холодностью, без всякого усердия и энергии! В великом ответе будем пред Богом и за себя, и за вверенных нашему попечению» [4, с. 156-157].
Любовь его к людям питалась и освящалась его любовью ко Христу. Сам живя во Христе, он вел детей ко Христу личным примером богоуподобления. Неслучайно в адресе, поднесенном о. Иоанну в день 25-летия законоучительства его в Кронштадской гимназии среди многих слов благодарности было сказано: «Ты сам, не замечая того, своею пламенной любовью к Богу и бесконечным милосердием к людям, зажигал своим живым словом в учениках светоч истинного богопознания, а своим святым примером и милосердием наполнял их юные сердца страхом Божиим, верою, упованием на Бога и любовью к Нему и к своим братьям...» [8, с. 74]. Своим духовным горением св. прав. Иоанн Кронштадский умел зажигать духовный огонь в своих учениках как во время уроков, так и во время богослужения. Сила морального влияния о. Иоанна была настолько высока, что педагогический совет гимназии, где он преподавал, обычно отдавал ему «на поруки» учеников, предназначенных к отчислению. Добрый пастырь умел вылечить эти «больные растеньица» и исправившимися возвращал их в школу [1]. Одним словом, о том, какова должна быть личность педагога, отец Иоанн учил более не столько словом, сколько личным примером, являя собой замечательный образец истинно христианской жизни.
Заключение
Современные дети ничем не отличаются от детей других поколений. Хотя, если говорить о времени, в котором им выпало расти и взрослеть, то очевидно, - это дети небывалого прогресса. К сожалению, прогресса не только в науке и технике, но и во взглядах на жизнь. В нашей стране наблюдается процесс разрушения традиционной системы ценностей. Патриотизм осмеян, воспитание целомудрия заменяется сексуальным воспитанием, физическая культура уступает свое место валеологии. Кризис семьи. Стимулирование вольной жизни подростка, основанной на непослушании своим родителям, становится излюбленным приемом средств массовой информации. Изменяется содержание образования. Сокращаются часы по предметам гуманитарного цикла, таких как русский язык, русская литература, история. Целью обучения и воспитания становятся успешность, карьера, вхождение в общество западного типа. Формируется система образования адаптационного типа, позволяющая молодому человеку приспособиться к условиям жизни в обществе, но исключающая условия для его духовного, а значит, личностного роста. Необходим срочный переход к такой системе образования, которая позволила бы в полной мере передавать от одного поколения к другому знания, опыт созидательной и творческой деятельности, ценности, присущие народу, опыт духовной жизни. Если мы попытаемся создать такую школу, то неминуемо придем к школе, основанной на православных традициях. Другого пути нет. Невозможно искусственно создать основания, позволяющие исправить присущую человеку от рождения поврежденность первородным грехом, возвысить жизнь человеческую до Божественной высоты, включить все познавательные силы человека, а не только его ум, освободить от власти эгоистических устремлений. Отделение государства от русской православной культуры неминуемо приведет (и этот процесс уже происходит) к возникновению неоязыческих националистических движений. В стране, где разрушается Божественный порядок, выражающийся в признании иерархичности и основанных на этом порядке терпимости и любви, неизбежны проявления национализма как реакции на безрелигиозность государства. Весь мир, который принято называть цивилизованным, живет в атмосфере христианской культуры. Россия на протяжении тысячи лет создавала свои традиции на основе христианских ценностей. Без понимания христианства ребенок не способен освоить русскую и мировую культуру. Образовательный стандарт должен включать в себя предметы религиозного содержания, которые знакомят молодых людей с основами православной христианской веры, с православной культурой, с духовной историей России. Приобщение детей всех национальностей к мировой православной
культуре позволит им освоить культурные богатства цивилизованного мира, облегчит процесс социализации в нашем обществе, жизнь которого определяется тысячелетней православной традицией [9]. Таким образом, чтобы нашему обществу не потерять свое будущее, научить молодое поколение ведению осмысленной созидательной жизни, ему неминуемо нужно будет обратиться к тому богатому святоотеческому опыту, который многими столетиями накапливался в лоне традиций православной педагогики и культуры. В частности, принципы педагогической деятельности Иоанна Кронштадтского могли бы во многом помочь нашим учителям, которые, в случае обращения к ценнейшему опыту воспитания, оставленному после себя этим святым человеком и замечательным православным педагогом, могли бы принести богатые плоды в деле воспитания подрастающего поколения. К тому же в педагогических воззрениях этого святого Отца Церкви, обобщающих традиции христианского воспитания, многие мысли в области педагогики и психологии на десятилетия опередили изыскания современных педагогов и психологов и могут явиться основой для объяснения пока не объяснимых с точки зрения светской психологии явлений [1].
Список литературы
1. Шестун Евгений, свящ. Православная педагогика: Исторические психолого- педагогические очерки. – Самара: ЗАО «Самарский информационный концерн», 1998. 27.03.09. 2. Андреев И.М., проф. О православно-христианском нравственном воспитании детей дошкольного возраста. 27.03.09 3. Молитва во еже сотворити оглашеннаго: Требник // Издательский совет РПЦ. – М., 2006. – 608 с. 4. Св. Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе. – К.: Оранта, 2006. – 768 с. 5. Головина Ю.В. Духовно нравственное воспитание в педагогическом наследии святого Иоанна Кронштадтского. 27.03.09. 6. Колосов М. О законоучительстве и педагогических воззрениях св. прав. Иоанна Кронштадтского. 27.03.09. 7. Шестун Е. Педагогика, конспект. - 27.03.09. 8. Сурский И.К. Отец Иоанн Кронштадтский, в сб. Российские судьбы, издатель К.В. Кренов. М., Новатор, 1998. – 336 с. 9. Шестун Евгений. Основные проблемы современного образования. - 27.03.09.