"Что в имени тебе моём?.. Что в нём?.."

Автор: Филькина Татьяна Александровна
Должность: учитель литературы
Учебное заведение: МАОУ "СОШ № 109"
Населённый пункт: город Пермь, Пермский край
Наименование материала: методическая разработка занятия предметной мастерской по литературе
Тема: "Что в имени тебе моём?.. Что в нём?.."
Дата публикации: 06.02.2016







Вернуться назад       Перейти в раздел





Текстовая часть публикации


Занятие предметной мастерской
(проводится в течение трёх часов)
Тема мастерской:
„Художественное подражание. Виды подражания. Паро - дия. Пародирование”.
Тема занятия:
«Что в имени тебе моём?.. Что в нём?» (Реминисценция в рассказе Клавса Элсбергса „Какой-то Цербер. Приличный дом со сторожем” – перевод Фаины Фербер 1 ,см. Приложение) – эта часть темы, что в скобках, закрыта; открывается в ходе занятия
Цели:
очередное погружение в понятие на материале конкретного текста, со - здание хотя бы на уровне идей символического образа реминисценции, отра - ботка алгоритма прочтения художественного текста, выработка навыка медленного чтения, развитие аналитических умений, ассоциативного мышле - ния, творческих способностей, углубление интереса к предмету.
Эпиграфы:
1…по имени и житие, а не имя по житию П. Флоренский 2.Где ж ты, моя Ариадна? Где путеводная нить? Только она мне поможет Дверь лабиринта открыть. Ф. Сологуб
Дополнительный материал:
1. у каждого учащегося – отпечатанные тексты рассказа; 2. на доске – картинка-схема „Автор-Образ-Читатель” (два вариан - та: черновой и чистовой); 3. отпечатанные „Справочные материалы” – теория по теме мастерской (у каждого); 4. символические картинки к видам ирониче- ского подражания, выполненные учащимися прошлых лет (из копилки учите - ля), – на доске; 5. музыкальный фон из произведений Ф. Шопена; 6. цветные мелки.
Оформление доски:
дата, тема мастерской, тема занятия, символические картинки с видами пародии, эпиграфы, картинка-схема
Ход занятия
I. Вступительное слово учителя. Сегодня у нас расширенный состав участников предметной мастерской. Год подходит к концу, пора подводить итоги. Мне показалось целесооб - разным пригласить к нам тех, кто являлся постоянной нашей подмогой в осо - бых случаях (в частности, на открытых уроках), чтобы познакомиться с тем, 1
чем мы занимаемся на наших занятиях, включиться в нашу работу, поучаст - вовать в интерпретации произведения, которое выбрано в соответствии с те - мой предметной мастерской (см. запись на доске), и, может быть, кому-то из гостей захочется на следующий год пополнить наши ряды. Здесь у нас – го - сти, здесь – „хозяева” – постоянные участники предметной мастерской; а) парты расставлены полукругом; б) гости и хозяева делятся на группы в зави - симости от класса (9А, 9Б) по три человека. II. Подготовка к работе с текстом. 1. Работа в группах: а) гостям раздаётся справочный материал; цель: познакомиться с вопро- сами, которые рассматривались на предметной мастерской в течение этого года; быть готовыми выполнить задание на понимание; в качестве консультантов – два человека из постоянных членов мастерской; б) хозяевам даётся задание (разминка перед предстоящей работой): двум группам – собрать все скрытые смыслы в названиях изученных произве- дений (каждая группа выбирает одно название из предложенных, например, таких: „Капитанская дочка”, „Ожерелье”, „Студент”) и представить в виде связного текста; третьей группе – сопоставить две символических картинки- схемы, первый и второй, уточнённый, варианты, понять суть внесённых изме- нений, приготовиться их объяснить. 2. По истечение некоторого времени группы представляют результа - ты своей работы в такой последовательности: а) Разгадывание символических картинок на доске, на которых изобра - жены виды иронического подражания. Первое слово для ответа – гостям (выясняется, как, они разобрались в предложенных им Справочных материалах), затем – «хозяевам» (они предла - гают свои варианты ответов, какой вид пародии представлен той или иной символической картинкой на доске.) б) Зачитываются наработки «хозяев». Заслушиваются сообщения всех трёх групп: выводы, к которым пришли в результате сравнения двух вариан - тов схем «Автор – Образ– Читатель»; размышления о смыслах названия вы - бранного произведения. в) Учитель в качестве образца зачитывает отрывок из статьи С. Штиль - мана 2 о смыслах названия повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка». 3. Слово учителя. Обращаемся к символическим картинкам на доске. Второй этап нашей работы по теме мастерской – создание подобных символических картинок к видам неиронического подражания, и сегодня к одному из них на уровне идей попробуем такую картинку представить. А материалом для наших наблюде - ний будет небольшой рассказ писателя из Прибалтики Клавса Элсбергса в переводе Фаины Фербер. В первой части названия рассказа упоминается имя Цербера. Можете ли сразу сказать, с каким видом подражания будем иметь дело в этом тексте? Реминисценция на уровне образа из античного мифа – пёс Цербер. 2
Цель конечная (второй и третий час занятия) – интерпретация рассказа и выяснение роли реминисценции в этом произведении. Цель ближайшая (первый час занятия) – интерпретацию только начать, прокомментировать на - звание и экспозицию. «С определёнными оговорками можно сказать, что название – один из элементов экспозиции произведения, его начала. Это и начало читательского труда. От того, насколько успешно начнётся эта работа, в конечном счете, за - висит и успех всего дела – постижения литературного произведения, обще - ния с его Творцом… Заглавие – „имя текста”, „…по имени и житие, а не имя по житию” (П. Флоренский)» 3 . «Видеть в малом большое, выделять главное, вырабатывать привычку к медленному чтению– вот что важно, иначе многое просто ускользает от вну - треннего духовного зрения. Только при таком чтении наша „читательская драга” способна намыть золотые песчинки, которые содержатся в любом хо - рошем произведении. И название – начало той путеводной нити, которая должна вывести к смыслам, сразу не открывающимся. А затем необходимо вновь вернуться к выходу = названию и посмотреть на него новыми глазами» 4 – вот задача читателя. Поэтому и тема нашего занятия звучит соответственно: „Что в имени тебе моём?.. Что в нём?” 5 Какое направление анализа для вас будет актуальным, если в названии произведения звучит – слово „Цербер”? 4. Несколько человек зачитывают „прогнозы” (письменная предвари - тельная небольшая работа по теме: „О чём будет рассказ, если в его названии употреблено слово «Цербер»?”). Предложите ваши ассоциации к слову „Цербер”. 5. Учащиеся высказывают свои мысли. 6. Индивидуальное задание: небольшая справка о Цербере (какой он? из каких мифов пришёл?). Здесь важно, чтобы в сообщении учащегося прозву - чала, кроме всего прочего, следующая, необходимая для понимания смысла этого рассказа, информация: Имя бога подземного царства у греков– Аид, поэты называют его Гадес, что значит «невидимый»: таинственный мрак окружает его персону. Римляне нарекли его Плутоном, что означает «богатый»: он не только дарует из глубо - ких недр земли пищу растениям, но и предоставляет людям изобилие благо - родных металлов в своих кладовых. Соответственно подземное царство – это Дом Плутона. Гомер называл его щедрым и гостеприимным. Вход в царство мёртвых (по Гомеру) находится на крайнем западе (=за- кат). Для видений потустороннего мира характерен образ большого дома, по которому идёт человек. По представлениям древних, иной мир связан с беззвучием, а ворота– опасное место, где обитает нечистая сила. С проблемой Аида связано представление о судьбе души, соотношении души и тела, справедливом возмездии. 3
7. Чтение произведения: итак, полное название рассказа… (открывает - ся запись на доске, вторая часть темы) давайте его послушаем. Четыре заранее подготовленных шестиклассника (одна девочка и три мальчика) выразительно читают рассказ наизусть, музыкальный фон – Шопен , последние из 24 прелюдий. 8. Каждому из участников предметной мастерской раздаются тек - сты рассказа, который бегло просматривается. Ваши впечатления, вопросы? (попробовать вывести на следующие во - просы: с какой целью используется приём градации в рассказе; что за модели судеб представлены в каждом из домов; образы круга, кольца в тексте, их роль). Учащиеся высказывают свои впечатления от рассказа, формулируют во- просы. III. Анализ текста, беседа с учащимися. 1. Анализ названия; комментируется подробно каждое слово, его смыслы. Первое слово – „какой-то”: а) что-то неопределённое; б) один из мно - гих; в) оценочное определение (снижение– пренебрежительная снисходитель- ность); г) всё словосочетание („какой-то Цербер”) звучит как характеристика = „как Цербер”. Второе слово – „Цербер”: с помощью всего лишь одного слова, т.е. са - мыми минимальными средствами, расширяется смысловое пространство тек - ста, с этим словом входит в текст античный контекст, появляется символиче - ский план, который нацеливает на размышления об аде на земле, о том, что их может быть много. Третье слово – „приличный”: а) соответствующий представлениям тол - пы, обывателя о приличиях – есть ироническая интонация; б) нормальный, порядочный. Четвёртое слово – „дом”: а) отдельный мир со своим укладом; б) судь - ба. Пятое слово – „сторож”: а) запрет; т.е. некие «отрицательные» ассоциа - ции, б) хранитель ценностей – «положительные» ассоциации. Всё название в целом: два плана – фантастический и реальный, времен - ный и вечный; их сочетание. Обратим внимание на повтор–эхо: название рассказа и конец рассказа перекликаются – образуется своеобразное «коль - цо». Подзаголовок („набрысок”): а) изменён всего лишь один звук в знако - мом слове „набросок” – возникает фантастический план на уровне звукового облика слова; б) зарисовка с натуры; в) фрагмент, отрывок, отрезок – часть целого; г) выход на нечто цельное, важное, глобальное : «в капле – океан». 2. В результате анализа названия рассказа выходим на вопросы, кото - рые будут определять направление анализа: 4
Почему Церберов много? Что за ад на земле? Где он находится? В ка - ком значении использовано слово „приличный”? Что за сторож, где он, что сторожит? Какое глобальное знание передаёт этот „набрысок”? 3. Анализ экспозиции и рассказа в целом. Учитель: экспозиция – начало рассказа. Зачитайте фразы, предложения, где рисуются место, время, герои. У: Из этого перечня выпадает первая фраза, она оказывается выделен - ной. О чём в ней идёт речь? У:„Хочешь или не хочешь” – эмоции; „а я всё-таки” – воля; „напомню” – память. Названы главные составляющие психики человека: желания, воля, память. Где ещё встретятся эти мотивы? Конец предпоследнего абзаца („а память и того больше”– речь о памя - ти, «кто же в силах запретить мне рассказывать»- воля, „если я этого хочу” – эмоции. Память – воля – желания (эмоции)– те же мотивы в обратном поряд - ке (повтор–эхо), вновь приём «закольцованности». У: Вернёмся к героям рассказа: он и она. Кто из героев в экспозиции бо- лее активен, кто выступает в роли ведущего, а кто – ведомого? Дети: Она – ведущая, он – ведомый: «я слушал тебя», «я чувствовал себя осчастливленным, как маленький вдумчивый мальчик, с которым долго и серьёзно беседуют», «я признал твою правоту», «я только немного не по - нял…но не хотелось тебя перебивать». У: Расшифруйте образ прогулки. Д: Прогулка связана с дорогой, а дорога – это один из традиционных символов жизни. Прогулка – это что-то лёгкое, осуществляемое без особо важных целей, это слово может ассоциироваться с образом жизни в целом, здесь оно уместно, потому что герои молоды, для них жизнь пока ещё про - гулка, в ходе которой они осматриваются, выбирают. Прогулка, дорога – это движение от чего-то к чему-то, в результате которого герои что-то узнают, по - знают. Движение=познанию, познание=движению. У: В экспозиции рассказа при описании места действия используются перекликающиеся детали: фруктовые деревья, красные яблоки, сады. На ка - кой образ по ассоциации они выводят читателя? Д: Образ райского сада, в котором Адам и Ева, древо познания добра и зла, Ева, передающая Адаму какое-то знание. У: Охарактеризуйте время действия. Д: Время дня в начале рассказа – наступающий вечер, закатное солнце в один из дней бабьего лета. Бабье лето: золотое время, краткость счастья, ра - дости в преддверии грядущего сурового времени. Далее смеркается, наступа - ют сумерки, появляется туман. У: Какое общее настроение в экспозиции рассказа? Д :Радость, счастье, блаженство и предощущение чего-то противопо - ложного. У: Как это настроение создается с помощью цвета и звука? 5
Д: Цвет: красный, белый, затем появляются темные тона, звуки: музыка вечернего солнца, музыка её речи и тишина вокруг, затем хруст гравия, глу - хой лай, звуки Шопена, другая, неслышная музыка в доме, скрип ворот, тихое сипение пса, его приглашающее ворчание, потом сверхъестественный вой и лай. У: Герои и мир вокруг них слиты или отделены друг от друга? Д: Они отделены друг от друга: «мы забрели в район частных домов и, взявшись за руки, пошли по какой-то улочке», «И ты, осмелев, стала говорить о домах, которые тихо стояли вокруг, и всё, что ты говорила так прекрасно не было связано с нашей собственной жизнью», «мы шли, раскачивая сцеплен - ными руками», «солнце… играло свою музыку на пуговицах твоего белого пальто», «а ты играла пуговицей моего пиджака, «ты прижалась ко мне», «ве - чернее солнце ясно высвечивало красные яблоки за заборами», «какая-то улочка выводила нас из царства ветвей, кустов и заборов», «вокруг дома был обычный забор», «мы отскочили; как во сне, больше не смогли пошевелить - ся». У: Обратите внимание и на то, что в мире, который находится вокруг героев, стоит какая-то странная тишина…Он тих, как бывают тихи музейные экспонаты, которые мы рассматриваем со стороны, иногда через стекло вит - рины. Этот образ «экспонатов», которые рассматриваются со стороны, под - держивается планом повествования: сначала идёт общий план (улочка, дере - вья, дома за заборами), затем – крупный план (подробнее описываются отдельные дома). Безмолвие, беззвучие – это, как известно из самых разных произведений, ещё и признак иного мира. Соединим все эти наблюдения вме - сте и попробуем ответить на вопрос: Что это за дома? Что они символизиру - ют? Д: Это модели разных судеб, разных семей, у которых всё складывается по-своему. Герои, будучи в начале своего жизненного пути, думают о созда - нии своего собственного дома, выбирают свой путь, разглядывая разные воз - можные варианты. У: Что за варианты представлены в рассказе? Д: Дом первый – олицетворение порядка, гармонии, основанной на лю - бви и стремлении к прекрасному. Дом второй и третий – мир, из которого от - лучился хозяин – мир неполный, вряд ли счастливый. Дома следующие – «дворы без детских игрушек, постаревшие и замкнувшиеся» – мир, потеряв - ший смысл. Дом-«хитрец», выставивший «напоказ игрушки несуществую - щих детей, несчастный, несчастный…» – тоже не сложившаяся судьба, но не - счастная по-своему. И, наконец, последний дом – «большой трёхэтажный особняк, который поднимался в такой вроде ложбине и неясно чернел в тума - не». У: Прежде чем мы объясним символический образ этого дома, обратим внимание на порядок, в котором выстраиваются дома друг за другом. Какой приём использован (вспомните, как при этом меняются звуки, цвет и свет)? К какой мысли ведёт читателя автор? 6
Д: Приём градации, возрастающей: последний дом – главное, здесь зер - но смысла. У: Что это за дом? Какую же судьбу он олицетворяет? Д: В нём „всё было примерно такое же, как во дворах тех многих до - мов”, „только сам дом был слишком отчего-то впечатляющим, даже привлека- тельным”, „в доме играли Шопена”, но у танцующих на втором этаже пар „была другая, своя музыка”, он казался странным ещё и потому, что „у дома не было дверей на этой стороне”, „пёс сидел у самых ворот”. По внешнему виду пса герои узнают Цербера. Он приглашает войти в дом, „но назад никого не выпускает”. И герои в страхе узнают ад. Глядя на дом, герой вспоминают о приборе, потому что впечатление сродни тому, что перед ним увеличительное стекло, через которое он рассматривает деньги (это приём метонимии), а, точнее, мир, во главу угла которого поставлены деньги. Что происходит в та - ком случае с людьми, во что они превращают свой мир, и демонстрирует кар - тина этого дома (Здесь актуализируется та информация, которая прозвучала выше в индивидуальном сообщении учащегося об аде и Цербере). Идолы требуют жертв. Это выбор этих людей, и это страшно – герои отскакивают. У: Обратите внимание, что постепенно герой становится более активен, из ведомого превращается в ведущего. И какой он делает выбор? Д: Разбивает монейскоп. У: Что это означает? Д: Он отказывается от этого пути, не приемлет такую судьбу. У: Почему же в настоящем, вспоминая этот случай, он так же взволно - ван, как будто это произошло только что (см. многоточия, короткие фразы, единый поток речи, рядом оказываются фразы, связанные не непосредствен - но, а по ассоциации в конце его рассказа – это последние два абзаца текста)? Д: Эта история не отпускает его; возвращаясь к ней вновь, герой делает для себя открытие, столь же потрясающее по своей сути, как и те ощущения, которые тогда испытали герои при виде последнего дома: „…у того дома был сторож… как у каждого приличного дома…”. Фраза построена так, что слово «приличный» означает обычный, нормальный дом, т.е. речь идёт о любой судьбе: у каждого есть свой ад, свой Цербер. У: Как эту мысль понять? Д: Речь идёт о душе каждого человека, о человеческой психике (не слу - чайно в обрамлении рассказа звучат такие понятия, как эмоции, разум, па - мять, воля, о чём уже шла речь выше), имеются в виду те стереотипы, комплексы, осознанные и неосознанные, страхи, внутренние запреты, это тот АД, который мы носим в своей душе, и Цербер там же. У: Сегодня уже шла речь об образе круга, кольца. Кроме уже названных случаев, этот образ возникает в тексте, когда речь идёт о монейскопе; кроме того, художественное время в рассказе тоже соотносится с образом круга: на - стоящее – прошлое – настоящее. Так, может быть, образ увеличительных стёкол, который является одним из ключевых образов в тексте, поддерживает- ся, реализуется на формальном уровне. Возвратимся к уже упомянутому об - 7
разу яблока, тоже ключевому. Зачитайте, где в тексте упоминается этот образ, и расшифруйте его символику. Д: Слова «яблоки», «яблони» звучат в тексте три раза (число особое): в первом, третьем и восьмом из девяти абзацев,– т.е. они равномерно пронизы - вают текст, подтверждая мысль о значимости этого образа. Яблоня – это об - раз рая, который обернулся адом. А яблоко – это знак любви, молодости, на - слаждения, но и символ несчастья, коварный предмет соблазна, а в целом намёк на сюжет грехопадения, за что изгнание из рая, долгий и тяжкий путь – у каждого свой Ад, свой Цербер. У: Итоги: Итак, какова же роль реминисценции в этом тексте? Как на - рисовать реминисценцию? Учащиеся комментируют, предлагают свои идеи. ПРИМЕЧАНИЯ 1.Журнал «Даугава», №8, 1989 2.Журнал «Литература в школе», №8, 2001, с.18 3.там же, с.22 4.там же 5.А.С.Пушкин, стихотворение «Что в имени тебе моём?» 8
ПРИЛОЖЕНИЕ Клавс Элсбергс.
Какой-то Цербер. Приличный дом со сторожем
(пер. Фаины Фербер) Набрысок* Хочешь или не хочешь, а я все-таки напомню ту прогулку; мы забрели в район частных домов и, взявшись за руки, пошли по какой-то улочке между фруктовыми деревьями с пригнувшимися к земле ветками. Было бабье лето, Вечернее солнце ясно высвечивало красные яблоки за заборами и играло свою музыку на пуговицах твоего белого пальто. Я слушал тебя и уже не чувствовал себя усталым. И ты, осме лев, стала говорить о домах, которые тихо стояли вокруг, и все, что ты говорила, так прекрасно не было связано с на - шей собственной жизнью Ты находила особые слова для каждого двора, для каждого сада, и я чувствовал себя осчастливленным, как маленький вдумчивый мальчик, с которым дол - го и серьезно беседуют. Нашелся дом, который тебе очень понравился, он, может быть, не казался сразу са - мым примечательным, но, всмотревшись как следу ет, я признал твою правоту. Там ни - чего не валялось, если не считать детских вещичек на куче песка, все было ухожено и служило тому, для чего предназначалось, я только немного не понял насчет этих античных гармоний и всечеловеческого чувства прекрасного, но не хо телось тебя переби - вать. В двух дворах ты заметила кое-что, наводившее на мысль об отлучке хозяина; были дво - ры без детских игрушек, постаревшие и замкнувшиеся. А в одном дворе ты открыла хит - рость: эти игрушки здесь разбросаны для виду, сказала ты, видишь, они новые и не потре - панные, у медведя шерсть блестит, а у машины целы все колеса, такие дорогие игрушки никто не позволяет выносить на двор, под открытое небо, нет, никогда здесь не играли дети, никогда мяч не падал на эту клумбу, никогда эта яблоня не чувствовала на себе взо - бравшегося мальчонку. Несчастный дом, не успокаивалась ты, выставить напоказ игрушки несуществующих детей, несчастный, несчастный , . , Может, это и была правда — и ты была так уверена. Смеркалось. Какая-то улочка выводила нас из царства ветвей, кустов и заборов. Под но - гами хрустел гравий, невдалеке слышался глухой лай. Мы шли, раскачивая сцепленны - ми руками. И ты побледнела, а я в сумерках не разглядел и истолковал, как умел, что ты прижалась ко мне. Мы немного постояли, я гладил твои волосы, а ты играла пуговицей моего пи - джака, пока не перестала дрожать. Я оглянулся (твоя ручка была горячей и потной) и увидел большой трехэтажный особ - няк, который поднимался в такой вроде ложбине и неясно чернел в тумане, В доме игра - ли Шопена, и многие окна были открыты, И казалось, что пары на втором этаже танцу - ют Шопена, хотя у них определенно была другая, своя музыка. Вокруг дома был обычный забор, клумбы и гараж, где был виден какой-то мужчина, то и дело наклоняющийся над машиной. Все было примерно такое же, как во дворах тех многих домов, которые ты показы вала. Только сам дом был отчего-то слишком впечатля - ющим, даже привлекательным. Я хотел тебе сказать об увеличительном стекле, которое называют еще монейскопом**, но раздумал. У дома не было дверей на этой стороне, что казалось странным, но не более; зашу - мел_ветер и перебросил через забор ветку яблони с еще теплыми от солнца яблоками, будто приглашая заскрипели ворота; я услышал тихое сипение и увидел, откуда оно ис- ходит: пес сидел у самых ворот, смотрел в шесть глаз, зверь был трехглавый, вокруг шеи, как воротник, извивались полууснувшие змеи, он слегка шевелил хвостом, который был 9
не хвостом, а состоял из множества змей, и как только мог благосклонно смотрел на нас, мы отскочили; как во сне, больше не смогли пошевелиться, и он, заметив это, любезно поднял лапу и приглашающе заворчал, этот пес добр к входящим, но назад никого не выпускает, тотчас мы сами это увидели, какая-то тень попыталась выскольз - нуть из-под ставней, со сверхъестественным воем и лаем чудовище бросилось на нее и загнало обратно, всегда разум отказывается подчиняться, а память и того больше, кто же в силах запретить мне рассказывать, если я этого хочу… помнишь, однажды под вечер мы забрели в район частных домов я разбил увеличи - тельное стекло, которое стоит бешеные деньги, потому что оно само — Деньги ... у того дома был сторож . . как у каждого приличного дома… *Видимо, первое и последнее произведение этого жанра – Прим. авт **Монейскоп (от англ money — деньги и греч skopeo – смотрю, рассматриваю, на блю- даю) – вероятно, благодаря этому единственному в своем роде прибору стало воз можным то, что здесь- описано – Прим. перев. 10